Каталог произведений искусства

Рожь

Шедевр экспонировался на VI передвижной выставке среди других замечательных работ соратников. Но все они уступали «Ржи». Тему художник нашёл на родине, во время поездки в Елабугу в 1877 году. На карандашном наброске Шишкин написал «Эта» — этот набросок и стал основой полотна. Его содержание, его основная идея раскрыта художником в краткой записи, сделанной на одном из эскизов: «Раздолье, простор, угодье. Рожь. Божья Благодать. Русское богатство».

Корабельная роща

Шишкин написал «Корабельную рощу» в год своей смерти. Картина словно суммирует все достоинства шишкинской творческой манеры, свидетельствуя о том, что и в старости художник нисколько не утратил твердости руки, зоркости взгляда, способности к типизации при сохранении точности фактуры и деталировки. Картина является прощанием с миром, прощанием с родной землёй, с прикамскими просторами, в которых он всегда черпал силу и вдохновение.

Дождь в дубовом лесу

1890-е годы - кризисные для передвижников. В это время их пытались «задвинуть» на второй план художники, исповедовавшие новые идеи. Многие не сумели понять необходимость перемен. Но Шишкин умел меняться. Художник заинтересовался изображением атмосферных состояний и передачей световоздушной среды, не изменяя при этом своему творческому принципу цельности видения предметной формы. «Дождь в дубовом лесу» — лучшее тому подтверждение.

Утро в сосновом лесу

По результатам социологического опроса эта картина является второй по популярности в России, уступая лишь васнецовским «Богатырям». Более 15% опрошенных назвали её «символом русского искусства». Предполагается, что «сюжет» Шишкину подсказал К. Савицкий. Он же написал медведей, но П. Третьяков, купивший картину, снял подпись Савицкого. Наброски и этюды, сделанные к картине, свидетельствует о второстепенной роли «соавтора».

Лесная глушь

Начало 1870-х годов - время расцвета в творчестве Шишкина. Он полон сил и замыслов, он участвует в художественном движении, которое, как всем тогда казалось, перевернёт понятия о живописи, изгонит из неё затхлую омертвелость академических форм. Об этой работе много говорили — именно за неё Шишкин в том же году получил звание профессора; это было заслуженным знаком общего признания, почти славы.