Каталог произведений искусства

Бабушкин сад

Этот шедевр входит в своеобразную трилогию - её, помимо «Бабушкина сада», составляют картины «Московский дворик» и «Заросший пруд». Более того, с «Московским двориком» она перекликается топографически: старый дворянский особняк, изображённый здесь, - это то же самое здание, что и в «Московском дворике», но с другой стороны. Поленов соединяет в одном произведении пейзаж и жанровую картину, добиваясь при этом удивительной целостности образа.

Христос и грешница

Это полотно открывало цикл картин «Из жизни Христа». Цензура сомневалась по поводу оставления картины на выставке. Александр III купил эту картину, предотвратив жёсткие действия цензуры. Эта работа «взламывала» существовавшую традицию изображения Христа. Поленов акцентировал внимание на человеческом в Нём, выведя за скобки всё собственно метафизическое и мистическое. Христос у него - не Бог, а странник, мудрец, гуманист.

Больная

Картина рождалась долго - на протяжении 13 лет. Самый ранний эскиз датируется 1873 годом. Смерти тогда будто громоздились вокруг него. «Странные эти законы природы, - писал он, - сделают они что-то такое живое, прелестное, радостное и так беспощадно сами же его уничтожают. К чему всё это? Кому они так необходимы, эти страдания?» Это - лейтмотив картины, особняком стоящей в творчестве Поленова, - после этого жанровых картин на современные сюжеты он не писал.

Заросший пруд

Эта картина - шедевр Поленова-колориста, представляющий цельный философский образ быстротечного времени. Жанр работы можно определить как «повествовательный пейзаж». Писать картину Поленов начал ещё до своего отъезда на русско-турецкую войну. Лето 1877 года он провёл в деревне Петрушки под Киевом, где и создал этюд, послуживший её основой. Картина, показанная в 1879 году на VII передвижной выставке, имела успех.

Московский дворик

Сам Поленов, кажется, не придавал значения этой работе. Он создал картину будто между делом: «Ходил искать квартиру. Увидал записку, зашёл посмотреть, и прямо из окна мне представился этот вид. Я тут же сел и написал его». Между тем картина имела оглушительный успех - зрители почувствовали в этом городском пейзаже, дополненном элементами жанровой сцены, теплоту и прелесть будничной жизни, вещь небывалую для тогдашней живописи.